атлас города (тестовая эксплуатация)
Комсомольск-на-Амуре
Официальный сайт органов местного самоуправления

Конференция "Дальний Восток: роль театра в развитии человека и территории"

7 апреля 2014 года в рамках интернет-конференции на вопросы комсомольчан  ответила Татьяна Фролова, создаль и режиссёр театра КнАМ.

Тема конференции: "Дальний Восток: роль театра в развитии человека и территории"

 

 

Таисия: Нужно ли вам более вместительное помещение чем то, которым сейчас располагает КнАМ?

 Конечно, мы были бы счастливы, если бы театру построили отдельное здание в центре города, немного более просторное и более похожее на театр, чтобы комсомольчане и гости города могли приходить в современный театр, такой, как в Москве или Париже. Но пока условия не созрели, мы искренне благодарны муниципалитету Комсомольска за то помещение на пр. Первостроителей, которое все эти годы предоставляется безвозмездно. На самом деле, это уже огромная материальная и моральная поддержка театру. При сегодняшних дырах в бюджете мы могли бы мечтать хотя бы о ремонте театра, ну, например, многие комсомольчане, которые впервые приходят в театр, в ужасе от того, что вход в театр нужно искать во дворе, между бачками с мусором. Они заходят, и с ходу начинают негодовать, что театр, которым они давно гордятся, находится в таком удручающем положении. Мы мечтали бы оформить фасад театра, заменить старые двери, световое и звуковое оборудование, мы хотели бы купить новые, более удобные кресла для зрителей... В прошлом году студенты-архитекторы политехнического университета делали свои дипломные проекты по реконструкции КнАМа — там есть очень интересные проекты — как можно легко и без огромного финансирования сделать культурное притягательное место для всех групп населения.

Сергей Анатольевич: Татьяна, скажите пожалуйста, планируется ли городской администрацией строительство современного и оснащённого здания театра для театра "КНАМ"? Театр с мировым именем ютится в комнатках, городу должно быть стыдно.

Я уже ответила на вопрос, добавлю только — город пока не осознаёт всей ценности театра, он пока не на той стадии развития, когда можно думать о культурном туризме. Надо признать — мы навсегда потеряли градообразующие заводы. Но можно же подумать и о других возможностях — как с помощью культуры сделать территорию притягательной для финансовых инвестиций.

 Владимир:  В Комсомольске-на-Амуре очень мало (просто ничтожно мало) хороших проницательных поучительных детских спектаклей. Что должно произойти, чтобы этого добра было намного больше? Прошу ТЮЗ не приводить в пример - актеры там есть хорошие, но с драматургом что-то странное... детки очень редко там понимают, что им пытаются донести.

 Прошу ТЮЗ не приводить в пример - актеры там есть хорошие, но с драматургом что-то странное... детки очень редко там понимают, что им пытаются донести.

Работать для детей — этому нужно учиться долгие годы, нельзя вечером играть Кафку или Достоевского, а назавтра — детскую сказку. Это специфика, которой актер отдает многие годы своей жизни. Мы пробовали совмещать — не получилось. Нам, все-таки, пришлось выбирать — КнАМ остался верен эксперименту, а Татьяна Зайкова и Бронислав выбрали театр для детей и создали ТЮЗ. Нужна большая кропотливая работа по нахождению пьес, поиску и приглашению хороших режиссеров, художников-постановщиков и всё опять упирается в человеческую заинтересованность, финансирование и культурную государственную политику.  Кроме того, это тоже не всегда панацея, ведь у каждого человека свой вкус — моя трехлетняя племянница впервые побывала в этом году в ТЮЗе, смотрела без энтузиазма, но, придя домой пересказала всю сказку своими словами, с разными интонациями, так что родители даже удивились как она всё смогла так хорошо запомнить и понять.

Антон Ермаков: Поздравляю театр КнАМ с многочисленными успехами! Желаю дальнейших высоких творческих задач! А так же всевозможной поддержки.  Спасибо, что МЫ ЕСТЬ.

 

Студийцы на снегу, 2002 год

Антон, спасибо! Ты верно заметил МЫ ЕСТЬ. Потому что театр КнАМ — это не просто пять человек, составляющих сегодня ядро театра, это пять тысяч пятьсот или больше наших  друзей, которые вкладывают в КнАМ свои силы, время, опыт, стараясь помочь и облегчить нашу жизнь. Мы всегда чувствуем толкающие нас вперед руки многих людей. Любое слово или действие поддержки от вас, наших зрителей — это мощная сила. Мы будем до тех пор, пока ВЫ ЕСТЬ. СПАСИБО ВАМ!

Игорь: "Википедия", статья о Комсомольске-на-Амуре: "Основным театром города является Комсомольский-на-Амуре театр драмы,... также в городе работают различные творческие коллективы..." (перечислено 8, в том числе театр "КнАМ"). Англия, Кингстон-апон-Халл (пример взят просто для сравнения: также, как и Комсомольск, провинциальный город, находится на реке, численность населения такая же): 13 постоянно работающих театров.
Вопросы:
1. В чем, по Вашему мнению, основная причина театрального коллапса в регионе? Или это справедливо для всей России? Не хватает спроса или предложения? Денег? Таков менталитет нашего населения?
2. К теме конференции: Один спектакль театра КнАМ, без сомнения, может перевернуть душу человека. Но какую роль один перманентно ремонтируемый театр и одна великолепная, но маленькая студия, могут играть в развитии территории?

 1. Когда развалился СССР – был уничтожен целый пласт народного театрального творчества. Когда мы начинали свой театр – в 1985 году – было много театральных студий, при каждом ДК работали кружки, люди создавали спектакли, и каждая премьера вызывала споры, подвигала тебя на совершенствование, желание сделать лучше-интереснее-необычнее! Была творческая среда, своеобразный благодатный бульон – театры рождались как на дрожжах. Просто в Англии уже в то время существовала культурная политика, и именно она не дала умереть родившимся театрам, а у нас культурной политики не было, было плановое хозяйство, а потом свободное плавание, и не у всех были такие силы, как у КнАМа – пробиться сквозь асфальт... У многих появились дети и ответственность за них... На наших глазах исчезли такие удивительные театры как «Игра», «Народный театр Ирины Власовой», «Гротеск», и им никто не протянул руку помощи... Зачем далеко ходить? Вот именно в эту минуту терпит бедствие наш ТЮЗ, театр современного танца Сергея Бурлак, студия «Криница», галерея «Метаморфоза», но никого это не волнует. Вот что ужасно и очень тревожно. Государство может с легкостью помогать частным банкам или частным предприятиям, но почему-то не может помогать частным театрам, галереям или музеям!

Из архива Татьяны Зайковой

2. Культура — это огромный ресурс, который почему-то не учитывается. Например, для многих сотен людей сегодня ценность места, где находится Комсомольск, напрямую связана именно с существующим здесь театром КнАМ – до сих пор на премьеры приезжают хабаровчане и владивостокчане, а в последнее время уже и иностранцы. Но премьеры – это не всё!

У КнАМа есть проект создания коллективной истории города, нам хотелось бы найти его неповторимость, задействовав много людей, живущих сегодня в этом месте. Можно придумать нечто новое, чего нет ни в одном городе мира – соединить эту неповторимость с историей места – и уверена, мы могли бы привлекать к себе много туристов со всего мира и постепенно изменить экономическую модель, перестать рассчитывать только на большие заводы. Сегодня – время инвестировать в образ жизни, в системы живой коммуникации. Людям должно быть интересно здесь! Они должны чувствовать свою нужность и радость от вовлечения в творческий процесс.

Николай Степанович: в своих последних интервью вы много и часто говорите, что ваш зритель, который ходил к вам в театр в прежние годы, уехал из города. Что же делать? Воспитывать нового зрителя? И возможно ли это?

 Ну конечно, а что еще нам остается? Мы продолжаем. Вчера на спектакле была половина людей, пришедших впервые. И это не только молодые люди, но и пенсионеры, и люди среднего возраста, все поколения. Никто не ушёл равнодушным. А сегодня на крыльце нашего театра произошел такой разговор: Дима стоял на крыльце театра, подошел парень:

- А что здесь? Театр?

- Да, Театр

-Что, реально, театр???

-Ну да, уже 28 лет

-А с той стороны ваши скульптуры?

-Ну да, это мы их поставили, в 2003 году еще...

-А я живу в этом доме, каждый день на стоянку хожу, но никогда не замечал... Надо бы сходить...

И в этом ВЕСЬ КОМСОМОЛЬСК...

Конечно, когда мы говорим о «нашем» зрителе — мы говорим, прежде всего, о волонтерах, которые реально помогали нам: стояли на гардеробе, встречали зрителей, участвовали в наших акциях и перформансах, посещали нашу театральную школу. Мы тогда могли многое делать бесплатно, просто от щедрости. Сейчас, когда мне уже 53 года, я вынуждена выбирать, на что потратить оставшиеся силы: или на постановку нового спектакля, или на работу с подростками. При этом, не забудьте, мне еще нужно каждый месяц где-то раздобыть денег для оплаты ЖКХ и пропитания. Два года назад я даже пошла работать уборщицей подъездов, но всё закончилось серьезной проблемой с позвоночником и советом врачей «не искушать судьбу и заниматься только тем, для чего я предназначена». Если бы мы имели государственную финансовую поддержку, мы могли бы делать намного больше для территории. У меня есть мечта — создать школу при театре КнАМ, где занимались бы все желающие от пяти до 75 лет, где работали бы классы режиссуры и монтажа, современного искусства и звука. Мы реально могли бы создать лучшую на Дальнем Востоке школу актера и режиссуры, в которую приезжали бы учиться люди со всего мира. А пока... реальность такова, что нас приглашают преподавать в Высшую Парижскую консерваторию драматического искусства,  а на родине у нас есть только шанс убирать подъезды...Может, поэтому люди и уезжают - не у всех столько любви к Комсомольску, сколько у нас...

Мария Фигренко:  Всеволод Мейерхольд, вернувшись в Москву после своей поездки в Европу в начале 20-х годов, собрал труппу своего театра и начал своё выступление так: «Классический театр умер, остались только мы». А как вы считаете, из 2-го десятилетия 21 века классический театр умер?

 Ничто не может умереть, если у этого «чего-то» есть поклонники, последователи. Пока люди будут покупать билеты и ходить в театр на «Летучую мышь» или на «Трёх сестёр» — театр будет продолжаться. Что касается лично меня — конечно, мне все эти мертвые постановки кажутся полным крахом человечности. И при этом я очень лояльна — пусть будет много всего, для разных типов людей! Пусть только не будет одноголосия.

Анастасия Васильевна: сейчас много говорится о том, что надо делать для сокращения оттока населения с Дальнего Востока, в том числе с города Комсомольска-на-Амуре. В основном упор делается на социально-экономических мерах. А может ли в решении этого вопроса помочь культура и искусство?

 Конечно, нам тоже нужно приспособиться к новым условиям, когда экономика разваливается, большие заводы рассыпаются на глазах, ввиду ненужности, и не мы первые, кто сталкивается с подобной проблемой. Я уверена, что каждый город, каждый регион может найти свою уникальную нишу. Самые успешные города, которым удалось выкарабкаться в периоды упадка, всегда опирались на культуру, которая выражает ценности и формирует идентичность. Выявление культурной перспективы может быть жизненно важным для Комсомольска сегодня!

КнАМ выходит к людям, 1991 год, из архива Татьяны Зайковой

Фёдор: Татьяна! Не кажется ли вам, что за последние 10 лет ваш коллектив превратился из театра в творческую лабораторию? А в лаборатории не всегда и не всем интересно, отсюда проблемы с посещаемостью.

 

Не кажется. Мы с самого начала были лабораторией. Мы ведь и от зарплаты отказались только по этой причине — не хотели и не хотим зависеть от публики и ее диктата, мы всегда хотели создавать что-то новое, свежее, то, чем потом долго еще будет гордиться Комсомольск. Кому-то нужно и о будущем думать, правда?  Например — построили европейцы Cern, большой андронный коллайдер, скажите — зачем они это сделали? Зачем они тратят огромные деньги налогоплательщиков на все эти, казалось бы, никому не нужные исследования и эксперименты? КнАМ, конечно, не Церн, но аналогия должна быть понятна. Чтобы быть великой нацией, кроме хлеба, мы должны создавать еще некие нематериальные ценности, перед которыми снимают шляпу другие народы, не так ли? Достоевский, Станиславский, Эйзенштейн, Гагарин,  по-прежнему великие и на все времена, но из прошлого. Что мы можем предъявить миру сегодня, какое неоспоримое первенство и достижения? Чем мы сегодня можем гордиться в искусстве? КнАМ — это пример того, как о территории впервые узнают люди в других странах. 

Женева, спектакль КнАМа "Я есть", декабрь 2013

Когда мы играем в Париже или Женеве, люди открывают для себя наш российский Дальний Восток, живя до этого  в полной уверенности, что Сибирь — это конец России, а дальше — ничего. И вдруг видят КнАМ, и театральное искусство, которое они не встречали прежде, неожиданное по форме и содержанию, мощное, заставляющее их по-новому увидеть Россию, полюбить ее, или хотя бы попытаться понять. А потом они приезжают в Комсомольск и влюбляются в дальневосточников навсегда, и мы в свою очередь уже не можем просто так говорить о них как о каких-то «врагах». Искусство соединяет людей, не политиков, а именно людей. И в Комсомольске, в комсомольчанах есть эта гордость за свой КнАМ. Часто на улице ко мне подходят люди и благодарят за то, что мы есть, что им есть чем гордиться, хотя они, может быть ни разу не были в нашем театре. Их жизнь в депрессивном регионе наполняется смыслом и сопричастностью, появляется такое понятие как «социальный оптимизм», именно он сдерживает людей от бегства. Если группка людей смогла сделать театр мирового уровня здесь, то значит — не всё потеряно на этой земле, значит, это ВОЗМОЖНО. Сама идея того, что это возможно сделать здесь, на Дальнем Востоке России — повышает устойчивость людей. Так что, я за то, чтобы были театры разные — и для «посмеяться» и для «задуматься», люди все разные. А лично для Федора могу сказать, что перед спектаклем у нас практически невозможно купить билет — все места заполнены, людям очень нужно наше искусство, те, кто был здесь — могут это подтвердить. Я догадываюсь, что вы, Федор, здесь никогда не были, иначе как вы можете не заметить аншлагов на КАЖДОМ нашем спектакле в Комсомольске. После каждого спектакля мы разговариваем с публикой, и нас, конечно, прежде всего, интересуют мнения тех, кто приходит впервые. Они всё понимают, представляете? То есть, я с уверенностью могу сказать —  мы делаем настоящее «народное искусство», которое понятно и пожившему человеку «от земли», и самому юному человеку «новейших технологий».

Анна Николаевна Петрулёва: Татьяна, и всё-таки, почему вы не уезжаете из Комсомольска-на-Амуре? Чем он вас так притягивает?   

Здесь есть театр. Он всегда ждёт нас. Здесь есть публика, которая поддерживает нас в самые тяжелые времена, делая нам подарки, оставляя деньги на оплату отопления, делясь с нами едой. Здесь есть возможность думать и сочинять, не торопиться, не суетиться. В конце концов, здесь, в Комсомольске есть великая история, которая пока не оценена полностью — смесь идеализма и страдания, то, из чего создаётся Человек. А еще — мы находимся на проспекте Первостроителей. И пусть немного, но всё-таки оправдываем их жертвы. Они не зря построили город: только здесь мог родиться театр, неподвластный законам логики — театр КнАМ.

Марина: Как вы ощущаете сегодняшнее время? Какое, по вашему мнению, место в нём должен занимать театр и искусство в целом?

Сегодняшнее время  - тревожное. Ситуация из-за мирового кризиса накаляется. Это как в том эксперименте с крысами — когда крыс в клетке начали ударять током, они стали дико агрессивными и стали набрасываться друг на друга...Человечество такое хрупкое, но из-за страха потерять ресурсы, преимущества, мы хватаемся за оружие и готовы каждого, кто имеет другое мнение просто уничтожить... Вместо того, чтобы всем вместе искать пути всеобщего выживания и помощи друг другу.

Театр и искусство в целом напоминают человеку о его живом сердце, о том, что он должен оставаться Человеком. Ибо «какой прок человеку, если он завоюет весь мир, а душе своей повредит?» В самые тяжкие времена людей примиряло с реальностью именно искусство, оно способно вытягивать людей из болота повседневности и поднимать над материей. Может быть, именно с этим связано то, что последние несколько лет комсомольчане все больше интересуются нашими спектаклями, у нас всегда аншлаги и бурные дискуссии после спектаклей. Это очень вдохновляет — человеку не всегда полезны «жирные» времена, когда он думает только о своем благополучии. Человек способен учиться чувствовать боль другого только если сам получил подобный опыт в прошлом.

Наталия: Как вы оценивате наш город? Нравится ли он вам, чем? И Чем не устраивает. Оцените работу властей нашего города в целом,что на ваш взгляд можно было бы изменить в их работе.
Хотели бы вы отсюда уехать, только ответьте честно, если нет, то почему.
И о главном - нужен ли театр в нашем городе, поддерживается ли он материально нашим местным бюджетом.

Я родилась в Комсомольске, здесь прошло мое детство и юность, город пропитан воспоминаниями, каждая улица, каждый дом... И мне комфортно в нём, здесь мало соблазнов, мало событий, здесь можно создавать. Творчество всегда требует сосредоточенности. Здесь лучшие условия для меня. А не устраивает  - жителями, которые зачумлены, напуганы и в постоянной обороне. Они не расслабляются даже от алкоголя, алкоголь только добавляет энергии и они из депрессивного состояния могут выйти к агрессии, но не к ИНТЕРЕСУ! Потому что для состояния «интерес» нужно намного больше жизненной энергии, а ее у комсомольчан нет. И я очень чувствую эту колючесть, из-за этого здесь трудно жить, вернее, дышать...

Про власти могу сказать, они — часть этих людей. Они не с Луны и не из Парижа, понимаете? Но на мой личный вкус — они делают всё возможное в этих условиях. У нас суровая зима, а в домах всегда тепло, правда? Это как бы незаметно, но для меня очень важно. На День города и 9 мая всегда очень красивый салют, люди воодушевлены... А чтобы требовать от власти чего-то большего — для этого нужно гражданское общество, а его у нас нет, даже когда мы дышим газами, вместо воздуха — никто не хочет говорить об этом. А если большинство не хочет — значит, не хочет, я не могу им навязывать свою точку зрения, я в меньшинстве. Я могу протестовать только методами искусства и понимаю, что эволюционный процесс очень длинный, на моем веку я не увижу изменений, я знаю это. Но если даже кто-то один «просыпается» после моих спектаклей, начинает что-то менять в своей картине мира, наводить порядок около себя — это уже моя маленькая победа и оправдание всего моего существования.

"Самый маленький театр России - театр КнАМ". Подарок от студии Артемия Лебедева.
Дата и время создания: 24.03.2014 13:42
Дата и время изменения: 04.04.2014 14:50